Главная Личное Развлечения Сисадмину Форум Чат

Друзья Школа №1

АД. Поэзия, Проза ] Артём Хафизов ]

СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ

Поэзия

 

Проза

 

Каких-нибудь десять лет назад я легко мог пить всю ночь – часов до четырех утра – и потом прийти на лабораторную работу по физике к восьми ноль-ноль. Конечно, легкое недомогание и ароматное амбрэ выдавало меня с головой, но дело-то не страдало! И организм, в перерыве подкрепившийся в местном буфете котлетой и какао с пенками, вел себя как заново родившийся. На физкультурном футболе легко отбивал я мяч не задумываясь чем придется: головой так головой, грудью – грудью, плечом – плечом. И если падал и обдирал коленки – заживало все вмиг. По три дня (!) мог не спать – делать срочно курсовую или семестровую. Одним словом – был я молод, крепок и оптимистично думал, что так будет всегда.

Сейчас мне слегка за тридцать и более старшие товарищи презрительно говорят, что я еще молод и мне пока еще рано говорить о возрасте. По сравнению сними – да, конечно – я все еще полон оптимизма – в том, что никогда не буду таким же краснорожим, оплывшим, шумно дышащим и глотающим какие-то таблетки. Да! – еще не буду таким же лысым и седым. Но ведь что получается: если вечером за просмотром хоккейного нашего триумфа выпью я каких-нибудь жалких три-четыре бокальчика замечательного нефильтрованного пивка, то утром рожа моя сто пудов будет опухшая, глаза как у китайца и перегар стоит как от синяка первостатейного. Плюс к этому башка трещит и кишечник сводит судорогами омерзительными да голову от подушки фиг отдерешь даже в девять часов. А эти покалывания в боку? Остреньких мантов называется поел – как в рекламе всякие бабки «мезим» и  «ренни» с собой носят – так и я – ходячая аптека стал…

Но ладно бы только здоровьем и ограничилось все. Но ведь стало жить скучно. Стало ничего не надо. Ни новой машины, ни квартиры. Дожил - бабу даже новую не надо – это ведь такой геморр! – звонить ей, водить её куда-нибудь, развлекать, возить – туда, сюда, домой, из дома, разговаривать с ней, и еще раз опять же развлекать её… И все это ради чего? Можно подумать не делал я это сто тысяч раз до этого. Н а д о е л о. В с ё. Надоело бухать, или культурно выпивать, надоело ходить на презентации или, не дай бог в ночной клуб. Надоели казино и кинотеатры, театры просто, не говоря уже о цирках, ипподромах и кофейнях с кондитерскими. Надоели эти люди, чьи мерзкие рожи я наблюдаю в некоторых случаях уже не первый десяток лет. Как они одеваются или как шутят или как пахнут… Надоел я сам себе – мой слегка лишний вес, который не хочет никуда убираться, надоело то, что я ничего не делаю для того, чтобы это случилось, надоело решать за всех тупые вопросы и надоело пиздить своего кота за то, что ему все еще чего-то хочется и он умудрился нассать на мои новые туфли в своем безумном кошачьем желании любой драной кошки…

Осознавать, что мне уже «за…» и теперь я мог бы ходить на те самые дискотеки – ну, конечно помните, о каких дискотеках я говорю – ведь я никогда не думал, что доживу до этого возраста или, по крайней мере, я думал, что это будет еще ой как не скоро! Давным-давно моя бабушка пришла на мой день рождения и спросила: «Сколько тебе стукнуло-то, Алешенька?» и, услышав ответ: «Восемнадцать», горестно покачала головой и протянула: «Да-а, скоро сорок….» Как она была права тогда и как недалек и глуп был я – рассказывая эту историю своим друзьям как забавную! Или в то же время я зачитывался «Тремя товарищами» Ремарка и когда Пат ответила Роберту, что ей стукнуло последний раз двадцать – в моей взлохмаченной голове промчалась ужасная в своей обличительности мысль: «Да ей ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ!» - и очарование хрупкой Пат на многие годы для меня померкло – ибо как можно любить настолько старую (и наверняка ведь некрасивую) тетку…

Но ведь на самом то деле мне не тридцать пять! НЕТ! Когда бы это интересно успело произойти? Ведь вот-вот, казалось бы и институт и пьянки всякие-гулянки и общаги и веселье до утра и романы и романчики и всякие там нежелательные беременности и Любови и переживания и сколько еще чего – ведь вот же оно! Ведь пролетело-то оно всё настолько незаметно, что я просто не согласен с паспортом! Да двадцать ну пять же мне максимум! Ну черт с ним – ну двадцать шесть! Но не больше же! И какого ляда эти маленькие загорелые гопницы на роликах смеются мне в ответ и пролетают мимо меня на роликах, оскорбительно называя на «ВЫ», прорезая своими голыми пупами огненные зигзаги в моих зрачках… Как это ужасно – осознавать, что ЭТО – навсегда. Что никакие бабки и мерседесы и вообще ничего на свете не вернет то, что не ценил никогда – то, что считал будет со мной всегда, как должное воспринимал и тратил, не считая – молодость свою, здоровье, время своё… Как с этим жить дальше – ежеминутно осознавая, что тело мое неуклонно катится к пропасти старости, что каждая пока что еще двадцатая клетка моего эпидермиса через раз не восстановится в полном объеме, что где-то в мозгу, в маленьких сосудиках копится проклятый холестирин и его НИКАК оттуда не достать! И действительно скоро сорок, а потом пятьдесят, а потом простатит какой-нибудь и импотенция и иссохшие трясущиеся руки с набрякшими венами и пятна противные коричневые на коже – а потом и вообще – всё.

И НИЧЕГО НЕ ПОДЕЛАТЬ!

НЕ ИЗМЕНИТЬ!

БЛЯДЬ! КАК ТАК?

 

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Счетчик посещений