Главная Личное Развлечения Сисадмину Форум Чат

Друзья Школа №1

АД. Поэзия, Проза ] Артём Хафизов ]

ОФИСНАЯ СКАЗКА - ПЕРВАЯ ГЛАВА

Поэзия

 

Проза

 

Предисловие или письмо из одного далекого северного города в другой.

Здравствуй, далекий Друг!

Так и представляю тебя в виде папы Карло, сидящего у очага с очками на носу старательно вырисовывающего очередного буратину. Капельки пота дрожат на носу, руки привычно бегают по листу ватмана. Слева сидит Лена и вяжет, а справа сидит Иринка, положив голову на правую ладошку и лениво ест сметану из кринки. И все веет таким уютом и спокойствием, что чувствую я невероятную тоску по дому и по всем вам. И закрываю я глаза свои и сразу вижу…..

Как в коридоре раздается жизнеутверждающее ржание негодяя и хулигана Сорокина. Артем стоит в наброшенной на плечи дохе на крылечке, подогнув правую ногу и опираясь ею о столб. С хитрым прищуром делает он неторопливые затяжки ароматного табака. Исходящее от него пряное амбре не вызывает сомнений о качестве проведенного накануне вечера. Около зеркала вьется шустрой стайкой Светлана, поправляя свой безукоризненный макияж, находя в нем ей одной ведомые неточности. У ног ее, сложив аккуратно лапки, сидит Финочка и громко хрустит вкусными сухариками. Время от времени она встряхивает головой, проглатывая особенно непокорно-большой комочек. Глаза ее при этом недобро горят, и усы подрагивают на каждое движение проходящих мимо нее ног...

Задумчиво жуя яблоко, выходит из кабинета Вика. Рассеянно поглядев на Свету и Финку, она идет к менеджерам, чтобы учинить усталый разнос про неподписанные акты и бардак в документах. На носу годовой отчет и выходные она проведет за своим рабочим столом...

День первый, в который, собственно, все и начинает происходить.

Менеджеры - тоже люди и поэтому на столах у них стоят кружки с кофе и яблочные огрызки на блюдечках. Марина - главная среди этих менеджеров сидела грустно за своим столом и смотрела за окно. Шел снег, превращая серый двор в нарядное романтическое местечко. На Марине были синие очки, за которыми она прятала свои серые глаза, если вдруг попадался нудный и вредный клиент. Когда же она смотрела на всех остальных, в уголках губ ее пряталась маленькая смешинка. Сейчас смешинки не было, потому что на носу был Новый Год. Не на Маринином, конечно же, носу, а на носу у всех людей - ведь Новый Год для рекламистов - это ужас. В том смысле, что для них это не самый веселый и долгожданный праздник в году. Всякие там вывески, буклеты и картинки нужны становятся абсолютно всем и сразу - а потому голова у Марины шла кругом. Но, не смотря на непрекращающиеся звонки и шныряющих по офису людей, взгляд ее был неотступно прикован к елочке за окном, постепенно наряжающуюся в белую пушистую шубку. Как бы ей хотелось надеть такую же шубку и легко выпорхнуть туда, за окно!.. Чтобы синички летали вокруг, всякие зайчики и лисички смеялись над неловкими толстыми хомячками, которые.... Стоп! Какие хомячки! Марина очнулась от мечтаний - перед ней стояла Вика и с интересом разглядывала ее, чуть наклонив голову.

А в это время хулиган и негодяй Сорокин уныло грыз карандаш, разглядывая придуманную дизайнерами вывеску. Вывеска была очень сложная - с кучей всяких завитушек и лампочек и на длинной изящной какой то ножке-не ножке, ферме-не ферме - в общем, на чем то.... И вот что "это" такое и пытался понять или, попросту говоря, придумать наш Сорокин. Ему часто приходилось разгадывать такие загадки, и поэтому карандашей он изгрыз уже порядочно. Он сидел за своим столом, из-под которого торчали усталые ноги в коричневых туфлях и полосатых зеленых носках. Волосы его, плохо поддававшиеся расческам, были всклокочены и нацелены на разные стороны. Мысли медленно проплывали в его голове, но все они какие то были не такие. Не о ножке и лампочках, а о празднике, который должен был состояться через две недели. Праздник, как вы уже, наверное, догадались, назывался «Новый Год» и на этом самом празднике Сорокину было необходимо исполнить акробатический этюд, и вот этот то этюд никак не хотел покидать лохматую Сорокинскую голову.

Тихо падал снег, время неслось с невероятной скоростью, отсчитывая дни, оставшиеся до Нового Года… Еще в одной комнате маленького рекламного агентства «Вселенная» тихо потрескивал электрический камин. Это была одна из самых главных комнат в здании, где располагалось агентство. В ней обитала Маша. Или Мария Викторовна, как ее иногда называли некоторые нерадивые сотрудники. А почему так – а потому, что была она хоть и не очень взрослая, а не по годам (правда не очень часто!) сурова и справедлива. Она следила за тем, чтобы все в компании работали хорошо, чтобы не платить лишних денег поставщикам или государству. Делала она это через специально обученный компьютер. Сейчас маленькая морщинка пролегла у нее на лбу, потому что то, что она видела в этом самом компьютере, не очень ей нравилось. Получалось так, что скоро платить надо налоги а денег не хватает… И тогда она со вздохом сняла трубку и позвонила Марине.

- Алло – Марина пока еще витала в своих недавних мыслях о чистом воздухе и бескрайних просторах.
- Марин! – голос у Маши был тверд. – Нам надо еще чего-нибудь продать!
- Что, например? – Марина к таким поворотам судьбы была привычна – ей было без разницы что продавать.
- Не знаю – Маша еще не придумала, ей просто надо было денег немножко. – Вас там, манагеров много – вот и подумайте.
- Ладно – невозмутимо ответила Марина и положила трубку.

Вот таким незамысловатым разговором, собственно, и должна начинаться наша история. Потому что именно в этот момент и началось Новогоднее Приключение «Вселенной». В комнате манагеров царило оживление: Марина проводила собрание на тему: «что бы нам еще такого продать». Сорокин предлагал продавать вывески, Артем – щебень и торф, Эльдар – праздники, а Яна – коврижки и косички.

Эльдар – это еще один манагер, с ним вы еще не знакомы. Представьте себе молодого человека приятной наружности, не очень, правда, высокого. Он – обладатель шикарного баритона – глубокого и красивого голоса. Когда он начинает говорить по телефону, все замирают на мгновение, затаив дыхание, слушая, как он произносит: «Здравствуйте, Таверия Александровна…..» или «Нет, еще не пришли от вас денежки, Огюст Генрихович….». А девушки звонили специально, притворялись заказчицами и слушали, слушали, как величаво течет его неторопливая хорошо поставленная речь… Он специалист по проведению праздников и мероприятий – вот почему он предлагал продавать именно это.

А про Яну вы наверняка слышали. Маленькая и бойкая, веселая хохотушка с огромными удивленными глазами не может не быть вам знакома. Она почти всегда в хорошем настроении и ее глазищи (а иначе и не скажешь) ярко и озорно поблескивают. Сейчас она придумала продажу коврижек потому, что очень уже хотелось кушать (время как раз было обеденное и настроение – соответствующее). А косички – потому, что она недавно коротко постриглась и уже успела по ним немного соскучиться….

Марина задумчиво смотрела на протекавшие жаркие прения, потом перевела взгляд за окно. Красота зимнего заоконного пейзажа ослепляла.

- Нет, ребята – внезапно сказала она – Мы будем продавать снег!

Все немножко оторопели и понимающе стали переглядываться. Ну что тут скажешь – переработал человек явно, надо бы ей дома полежать денек-другой с выключенными телефонами, телевизорами и всякими там радивами. Помолчать, почитать может быть что-нибудь доброе и родное, выспаться хорошенько.

- Наша задача сейчас проста – она выпрямилась на стуле и щеки ее слегка порозовели – идея начинала воодушевлять ее. – Просто нам нужно найти людей или место, где снег нужен.
- Ага, в Африку давайте его продавать – Сорокин презрительно фыркнул. У него наклёвывался крупный заказик и заниматься всякими глупостями не хотелось.
- Хорошая идея. А доставка – в рефрижераторах? – Марина не собиралась так быстро сдаваться. – Ян, позвони, пожалуйста, в транспортную компанию, узнай тоннаж самых больших рефрижераторов, расценки на доставку – ну по чему они считают – тонно-километр или еще чего. Потом…. – она задумчиво посмотрела сквозь Артема – А! еще узнай, какая спецтехника у них есть для сбора снега – комбайны всякие там снегоуборочные – ну, ты понимаешь…

Яна оторопело черкала какие то закорючки в своем блокноте. Она продумывала, в какую же компанию ей сейчас вернее всего позвонить, чтобы обо всем узнать в одном месте.

- Может тогда и на железную дорогу позвонить? – это подал голос Артем – у них тоже есть холодильники и берут по сорок тонн.
- Вот! – обрадовано воскликнула Марина. – Давай-давай – ты, значит, бери на себя всякие там поезда, самолеты, что там еще у нас есть – пароходы… А ты, Эльдар, давай тогда звони в Африку – договаривайся о поставках.
- А с кем мне там договариваться? И куда звонить то? Восемь, гудок, код Африки что ли?
- Ну ты же не маленький! Залезь в Интернет, ну или в справочную позвони – ну и вообще – давай уже мозг включай. – Надо признаться, что это была излюбленная Маринина тема – включение мозга для решения возникшей проблемы. Все в компании знали об этом и давно перестали удивляться подобным высказываниям.
- Так того и гляди, у нас самих весь снег кончится – подлил масла в огонь скептик Сорокин. Давайте позвоним в Гренландию или якутам каким – на всякий случай немного снега забронируем. А то, как увидят конкуренты как у нас дела идут, так сразу кинутся сами снег продавать – а он уже того – тю-тю! Весь наш давно.
- Молодец! – Марина восхищенно смотрела на оторопевшего от внезапной похвалы Сорокина. Давай! А я пока пошла к Маше – будем придумывать расценки на снег.

Все приступили к выполнению своих заданий. Иными словами, все схватились за телефоны. И только Эльдар задумчиво пошел покурить, потому как его задание было ему ой как не понятно. Эльдар накинул свою курточку и распахнул дверь на улицу. Клуб свежего воздуха вперемежку с мелкой белоснежной крошкой окутал Эльдара, и он внезапно подумал с жалостью о тех эфиопах и египтянах, что никогда не понимали раньше словосочетание «морозная свежесть». В этот момент он понял, что идея не лишена смысла и, более того, может принести неплохие барыши. Наскоро невкусно выкурив сигаретку, он поспешил назад, в уютную теплоту офиса «Вселенной», чтобы покопаться в Интернете.

Саша Соколов, водитель «Вселенной» сидел в маленькой уютной кухоньке и пил чай с капустными пирогами. При этом он с удовольствием читал журнал «Охота и Рыбалка», который выписывал вот уже третий год. Как раз в этом номере была напечатана захватывающая статья про охоту на тетеревов в Медьянском охотничьем угодье. Именно туда как раз и собирался ехать Саша этой осенью со своими друзьями – вот почему статья так увлекла его. Он еще не знал, что приключение уже началось, и он сам и его верный автомобиль начинают потихоньку набирать скорость в предстоящем калейдоскопе событий.

На кухне есть «кулер» - специальное такое устройство, из которого при желании (если повернуть кранчик) потечет в подставленную кружку холодная или горячая чистая питьевая вода. Именно этим – а именно приготовлением чая занималась сейчас стоящая около кулера менпопер Таня. Мы уже видели ее неоднократно – то за спиной Светы, то пробегающей по коридору в сторону дизайнерской, то заглядывающую в кабинет к Маше. Теперь пришла очередь познакомиться с ней поближе. Таня – хрупкая и невысокая девушка со слегка искусно растрепанной прической и внимательными серыми глазами. Внимательными им приходится быть по профилю ее работы – ведь «менпопер» расшифровывается как «менеджер по персоналу» и это означает, что она должна быть в курсе всех происходящих в душах и сердцах сотрудников «Вселенной» изменениях. Она знает, кто и когда родился и какое варенье предпочитает есть в любое время суток. Она знает, как зовут плюшевого зайца, что стоит на пианино дома в комнате у дизайнера Лены и какой одеколон предпочитает последнее время директор компании. Таня тоже не подозревала о том, что сегодняшний день будет последним спокойным днем в ее жизни. Она села рядом с Сашей, взяла кусочек пирога и заглянула в его журнал.

На кухню немедленно забежала Финочка, распушив свой роскошный хвост и, изящно перебирая лапками (а она умудряется ходить так, словно лапки привязаны к одной линии – то есть не разлаписто и неуклюже, а аристократично и изящно – по прямой). Она неспешно трусила в направлении сидящих за столом людей и изредка коротко подмявкивала – что на ее кошачьем означало: «вот вы тут кушаете всякие разности вкусные, а меня уже который год кормите всякими сухими корочками»! Конечно, заявление это было бесстыдной ложью, ибо лакомилась наша маленькая красавица каждый день молочком, курочкой и пойманными ею же самой птичками и мышками. Добежав до стола, она села около Тани и стала старательно вылизывать свою пушистую шкурку.

Эльдар тем временем погрузился в пучины Интернета. Все его знания об Африке были получены в детстве из книжки «Доктор Айболит», так как в школе он не любил географию. Сейчас он узнал много нового: что это второй по величине материк на планете и что на нем не бывает зим в нашем понимании (он сразу вспомнил свои мысли об этом же, когда выходил покурить) и что это самый жаркий континент… Но когда он стал читать про самую высокую гору Африки – Килиманджаро, брови его изумленно поползли вверх. Еще бы! На высоте 5895 метров Килиманджаро лежит огромная снежная шапка! В Африке есть свой снег!
Он углубился в чтение. Оказывается, забраться на такую высоту не так то легко, и стоит это немереных денег. Мозг его лихорадочно соображал – вот она, «золотая жила» – страна, в которой снег видно издалека практически всем, а попробовать его на вкус и на ощупь практически нереально!

Килиманджаро находится в стране Танзании. В интернете он быстро нашел телефон посольства в Москве и набрал заветные двенадцать цифр.

- Посольство Танзании – приятный женский голос наполнил телефонную трубку африканским обаянием. Что это такое – «африканское обаяние» Эльдар не знал, но готов был поклясться, что голос принадлежал молоденькой и очень, наверняка, красивой африканке с тонкой талией и не черной, как вакса, кожей, а такой, как светлая шоколадка и….
– Меня зовут Ольга, здравствуйте! - от неожиданности Эльдар чуть трубку не выронил и начал разговор даже слегка невежливо: - В каком это смысле, «Ольга»?
- Ну очень просто – его собеседница, видимо, привыкла к подобным репликам и нисколечко не удивилась – Ольга Николаевна Чернецкая, секретарь Евы Нзаро, слушаю Вас.
- Здравствуйте! – Эльдар уже пришел в себя и, очаровательно улыбаясь невидимой собеседнице, подпустил в свой баритон чарующих обертонов. – Меня зовут Эльдар, и я представляю рекламную компанию «Вселенная». У меня есть интересное для Вас коммерческое предложение о сотрудничестве, и я хотел бы переговорить с господином послом о….
- Простите, но Ева Нзаро – чрезвычайно занятой человек и я не могу вас соединить с ней. У нее очень важные переговоры.
- Ну Ольга! – воздух в комнате завибрировал от изобилия низких частот – Ну как же мне быть теперь? Неужели вы вот так, походя, оставите вашу, хотя нет, тьфу, какую вашу! Бедную африканскую Танзанию без снега? – тут он чуть не прикусил себе язык. «Балда!» - надо же так было с ходу проговориться!
- Вышлите, пожалуйста, ваше предложение по электронной почте - обертоны не прошли без внимания, и голос Ольги заметно смягчился.
- Давайте адрес! – Эльдар схватил ручку и блокнотик. Он записал неразборчивый набор английских гласных и согласных.  – Скажите, Ольга – он привычно вошел  в роль голосового очарователя – писать то хоть по-русски?
- Да, госпожа Нзаро великолепно владеет русской речью и письмом. До свидания, Эльдар. – В трубке раздались длинные гудки, но

Эльдар еще сидел некоторое время с «тукающей» трубкой в руке, пытаясь представить себе свою недавнюю собеседницу.
Затем он решительно положил трубку на стол, придвинул к себе клавиатуру и осторожно начал:

«Уважаемая госпожа Нзаро! Наше агентство «Вселенная» наслышано о бедственном положении жителей Вашей страны. Всю свою жизнь, из поколения в поколение, они наблюдают сверкающую белоснежную вершину Вашей знаменитой и всеми любимой горы Килиманджаро. Всю жизнь гадая о том, что же это там такое, они идут дорогой жизни – от рождения к забвению.» - тут он остановился, перечитал написанное и, удовлетворенно чему то кивнув, продолжил: «В то же самое время мы готовы наладить поставки аналогичного материала в Вашу страну в неограниченных количествах. При низкой стоимости Ваши сограждане смогут узнать и увидеть воочию, что же такое настоящий снег. Не те колючие кристаллы, что рождаются в недрах морозильных камер, а настоящий сибирский снег, из которого можно лепить снежки и всевозможные скульптуры. Тот самый снег, почувствовать который на своих губах до недавнего времени простым людям было не под силу. Прошу Вас рассмотреть детали сотрудничества с нами в устном разговоре со мной хотя бы по телефону. Искренне Ваш, Эльдар».

Пробежав глазами текст, он ткнул мышкой на кнопочку «отправить» и некоторое время наблюдал за бегущими слева-направо синими квадратиками. Дело сделано! Он удовлетворенно потер руки и внезапно замер, невидяще уставившись в пространство перед собой. У него рождалась очередная отличная идея, и он почувствовал ее приближение. Нужна еще одна страна! Необходимо объявить тендер на исключительные права на ввоз нашего снега! Аукцион, на котором эти права будут продаваться среди стран Африки. Очарованный этой идеей, он снова полез в Интернет, чтобы составить примерный список государств.
Как оказалось, государств в Африке оказалось совсем немало. Да и вообще Африка начинала нравиться ему все больше и больше…

Между тем Марина с Машей занимались расчетами стоимости снега. Сказать о том, что они чем-то заняты постороннему наблюдателю было бы нелегко. Обе девушки сидели, разделенные столом, сосредоточенно смотрели друг на друга, щурились и молчали. Вопрос был не из простых и при кажущейся на первый взгляд простоте таил в своей глубине множество подводных камней. Ну, вот он – снег, казалось бы, бери его скока хошь – но опять же – сколько это именно – сколько хошь? Бабу снежную слепить – пожалуйста! А вот если приедет грузовик или грузовики и начнут сгребать снег и куда то его возить – наверное, это заинтересует кого-нибудь. Но кого? Администрацию? Или владельцев земли? Но, с другой стороны, снега им точно не жалко – пока он не нужен никому. А вот придешь, например, к владельцу и скажешь: «Здравствуйте. Можно мы вашего снега возьмем немножко?» И он сразу забеспокоится, засуетится: «А зачем он вам?» - спросит сразу же. И сразу он ему станет ОЧЕНЬ нужен и планы на него появятся и все такое прочее. Такое уж свойство у людей… Иначе говоря, вопрос такой – где снега столько, что никому он не нужен. Ответ – везде. И тут же – нигде. Замкнутый круг получается. Ну, это еще полбеды. Предположим, нашли мы такое место – ущелье там какое-нибудь горное или еще чего-нибудь такое – и что дальше? Стоимость снега (который ничего не стоит фактически)  начинает формироваться из: стоимости работ по погрузке, перевозки его, эксплуатации спецтехники (холодильников), простоя этой самой техники, налоги, таможня…. Весь этот калейдоскоп мыслей вихрем проносился в глубине их глаз – им не было необходимости разговаривать друг с другом...

- Все! – Маша встала и решительно отправилась в комнату к менеджерам. Узнаем стоимость транспортных услуг у Яны – надо же от чего-то отталкиваться!

А Яна уже выяснила вот что: погрузчики снега есть (комбайны снегоуборочные) – но они ездят только по асфальту, а чистый снег надо добывать в каких-нибудь пампасах. Кроме того, они загребают снег такими металлическими «руками» и по движущейся конвейерной полосе подают его наверх, откуда он и падает в кузов грузовика. Но в таких грузовиках снег везти нельзя – он растает. Нужны рефрижераторы или, как они называются проще – холодильники. А они, естественно, герметичные и допускают загрузку только «сзади» - через специальные дверцы. Значит надо делать специальную эстакаду у рефрижератора, по которой смогут подъезжать погрузчики… Кроме того, транспортировка такого нежного материала не предполагает возможность многократных перегрузок – следовательно, холодильник должен быть перегружаемым контейнером – привезли на тягаче-полуприцепе, сняли, краном на корабль погрузили – и вперед… Но таких контейнеров Яна пока не нашла. Потому что для работы холодильных установок должен быть отдельный генератор и оттого «привязаны» они к своей именно базе – нельзя их так легко перетаскивать.

Все эти нюансы и попыталась она объяснить подошедшей Маше. Чем больше она говорила, тем все более мрачнело Машино лицо. Не складывалась в ее голове рабочая схема продажи снега. Пока не складывалась никак… Получалось так, что изначально бесплатный материал выходил по накладным своим расходам в реальнейшие мега-деньги… И проще купить сникерсов и продать их в два раза дороже без всяких головняков.

Дело принимало совсем другой оборот. Отказываться от идеи не хотелось. Пришло время просить совета у еще одного умного человека. Сейчас этот человек находился в другом городе и занимался там какими-то важными делами. Звали его Алексей, и был он директором «Вселенной». Многие подтрунивали над ним: Привет – говорили – директор Вселенной! Но он не обижался – ему такое словосочетание даже где-то нравилось. И к этому то человеку и решила обратиться сейчас Маша.

- Алло – в трубке слышались какие то звуки – похоже, он был на улице – Привет, Машенька. – Маша звонила со своего телефона и номер ее, конечно же, высветился сейчас на экранчике. – Как у вас там дела? Я очень соскучился по всем вам, по Финочке, по хорошему кофе… - в голосе его слышались нотки нежности – он уже два месяца был в командировке и начинал от этого уставать.

- Привет – она не была настроена на душевные разговоры. Надо было решить очень важный вопрос. Она кратко объяснила суть проблемы. – И теперь я просто не знаю что делать – она постукивала карандашиком по столу – исходные данные я тебе рассказала, что делать дальше – пока ума не приложу…

- Да уж – он вздохнул – идея, безусловно, хороша – бабки из ничего. Но из ничего и получается, как правило, ничего. Пам-парам-парам…. Ладно, я подумаю. Если это все, то – пока? Я на встречу приехал, и меня уже ждут.

- Пока-пока. – Она нажала на кнопочку и посмотрела на Марину.

- Ну, как он там? – Марина уже успела позабыть, как выглядит их директор, и оттого вопрос ее не показался праздным.

- Да все так же – говорит, что скучает по нас и хорошему кофе. – Марина заулыбалась – А давай-ка, Мария Викторовна, тяпнем сейчас по кружечке замечательного кофе нашего за здоровье незабвенного Алексея Валерьевича? – она поднялась со стула и провела руками по бедрам, оправляя юбку. Марина вообще была чрезвычайно аккуратна, и терпеть не могла даже намек на малейший беспорядок. За что часто доставалось хулигану Сорокину.

- Давай – Маша протянула Марине свою кружечку – Сделаешь?

- Конечно! – Марина выпорхнула из кабинета и направилась к чудо кофе-машине, что стояла в кабинете у Светы.

- Кофе? – Светлана начала было приподниматься, что бы помочь, но Марина остановила ее успокаивающим жестом. – Сиди-сиди, я сама сделаю.

Да и что там делать то на самом деле! Машина же действительно была «чудо» - все, что требовалось от Марины – так это поставить кружечку и нажать на бывшую когда-то блестящей кнопочку. От многих прикосновений кнопочка перестала со временем блестеть, что, впрочем, никак не сказалось на качестве отменного напитка. Машина встревожено зашуршала какими то своими механизмами, несколько раз щелкнула, отмеряя 8 граммов зерен, мгновенно смолола их и наполнила стоящую кружку соблазнительно пахнущим напитком. Благодаря этой машинке некоторые любители кофе (или, как их называли, «кофеманы») престали воспринимать растворимый кофе как класс. По сравнению с тем, что было налито сейчас в сияющую кружечку Маши даже самый лучший «Амбассадор» или даже многими любимый «Картэ Нуа» казались водянистой безвкусной жижицей.

А пока Марина с Машей наслаждались кофе с шоколадкой, самый главный дизайнер Алексей Корнилов пытался перекусить, найдя минутку в своем невероятно плотном графике. Он сидел за столом и ласково оглядывал небольшую горку только что нарезанной им колбасы. Честности ради, надо признаться в том, что Леша был заядлый «колбасоман», хотя и «кофеманом» он до недавнего времени тоже был. Почему «был» - потому, что врачи запретили ему пить это блаженство, повышающее давление, начавшее пошаливать последнее время. Сказалась длительная наряженная работа днем и ночью. Да-да! Бывало, что и ночами ворочался Леша, уснуть не мог, вставал и рисовал-рисовал… Вот почему он встал и решительно закрыл дверь на кухню. Витавшие в воздухе ароматы свежего кофе не давали ему покоя. Себе он заварил на второй раз зеленый чай и смотрел на него с некоторым отвращением. Впрочем, все это можно было пережить – ведь перед ним был замечательный сервелат, упоительно наполненный глютоматом натрия для усиления вкуса.

Он обстоятельно нарезал свежую городскую булку, сделал себе невероятный многоэтажный бутерброд и приготовился наслаждаться жизнью.

- А, вот ты где! – заглянувшая в дверь Светлана протянула ему телефонную трубку – Алексей Равильевич, Вас!

- Алло? – он держал трубку в одной руке, неотрывно глядя на бутерброд, зажатый в другой.

- Вы дизайнера ищете? – голос в трубке был как из бочки, и одно только это уже раздражало Лешу.

– Да,  ищем. Пришлите свое портфолио – мы посмотрим.

- Чего прислать? – человек слышал это слово, похоже, первый раз в жизни.

- Ну портфолио свое – образцы работ – бутерброд требовал внимания и Леша хотел побыстрее разделаться с глупым разговором.

- Нет! Вы не поняли! Нет у меня работ пока. Я только хочу дизайнером стать!

- А сейчас вы кем работаете? – машинально спросил Леша.

- Сейчас я охранник на автостоянке – ответ, мягко говоря, поразил Алексея так, что он положил бутерброд на тарелку.

- Извините, но мы ищем готового профессионала, с опытом работы в рекламе, вы нам, уж извините, не подойдете.

- И что мне теперь, всю жизнь что ли охранником работать? – голос в трубке был злым и расстроенным – Ну вы даете! – послышались гудки и Леша отложил ненавистную трубку. Каждый день ему приходилось вести уйму переговоров по телефону и просто так – вот почему мимолетное уединение длиной в бутерброд-другой так радовало его.

Бутерброд вновь оказался в его руке и, слегка зажмурившись от предстоящего удовольствия, Леша начал приоткрывать рот.

- О! Колбаска! Приятного аппетита – зашедший Артем непринужденно присел за стол и оглядел гору вкуснятины.

- Угощайся, пожалуйста – Леша был очень добрым и гостеприимным.

- Спасибо! – Артем сделал бутерик и мгновенно сжевал его. – А сам чего не ешь? – Он рассеянно сделал себе еще один бутерброд – поосновательнее и налил чай.

- М-м-м-м-м, колбаска – появившийся из ниоткуда Сорокин схватил два кусочка и отправил их в рот – Ну все, пока, я убегаю на «Гардероб». - Это был тот самый заказчик, о котором он вспоминал утром.

Леша удивленно посмотрел на оставшиеся кусочки колбаски. Нет, ему, конечно же, не было жалко ее для своих друзей, просто скорость ее «утилизации» слегка удручала.

- Леш! А документы тебе должен был завод кирпичный подвезти – привез? – поинтересовалась незаметно вошедшая Вика.

- Нет еще – Леша сделал приглашающий жест – угощайся!

Вика застенчиво сделала себе бутерброд и присела к столу.

В этот самый момент прибежала Финка и, сев у Лешиных ног стала непрерывно смотреть снизу-вверх на обедающих, постукивая кончиком хвоста по полу. Леша, вздохнув, протянул ей последний кусочек. Все! Обед закончен, пора за работу. Он встал, потянулся до хруста и  пошел к своему супер навороченному компьютеру.

- Саш! – Марина стояла в коридоре, одетая в легкомысленную курточку и нетерпеливо постукивала ногой – Поехали в «Верону» – мы опаздываем.

- Не боись! – Саша вытирал руки полотенцем – Щас вмиг домчим!

Через минуту они уже мчались по зимней дороге, что вела от «Вселенной» до большой городской асфальтовой магистрали – улицы им. Энгельса. Дорога никем не убиралась, и проехать по ней можно было только на джипе – именно благодаря Сашиному джипу по ней и могли проехать другие счастливые обладатели транспортных средств. Машина довольно урчала, из-под огромных колес в разные стороны разлетались фонтаны снега.

- Смотри, не застрянь! - Марина опасливо поглядывала на маленькие наручные часики.

Саша в ответ только весело улыбнулся.

– Я, когда на Севере служил, знаешь, по каким сугробам ездил? – Он лихо повернул руль, чтобы машина промчалась сквозь завал снега, чуть-чуть примяв еще часть дороги.

- Нет, не знаю – Марина думала о предстоящей встрече, о возможных пробках на дорогах… – И через какие?

- Вот такие! – Саша развел руки в сторону, бросив на мгновение руль – Нет! Еще больше! – машина дернулась на кочке, и ему пришлось снова ухватиться за баранку.

Марина слегка откинулась назад, чтобы погрузившийся в воспоминания Саша не задел ее разведенными в сторону руками. Внезапно взгляд ее стал осмысленным – А ты где служил?

- Я на камчатке служил. Город Усть-Камчатск знаешь?

- Не-а. Я кроме Владивостока ничего там не знаю!

- Ну ты даешь! Владивосток – он внизу на карте. – Саша ткнул пальцем в лобовое стекло куда-то вправо и вниз. – А Усть-Камчатск – вон где – теперь Сашин палец тыкнул в стекло много выше. – Так вот, там, рядом с этим Усть-Камчатском, было село - Крутоберёгово, а в трех километрах, в лесу – стояла наша часть пограничная.

- И много там снега? – Марина живо заинтересовалась Сашиным рассказом.

- ОЧЕНЬ! – Саша как-то так интонацией выделил это «очень», что стало понятно, что снега этого там не просто много, а именно «ОЧЕНЬ» много. Или, скорее, даже «ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ» много.

- А далеко это? – Марина весьма слабо представляла себе расстояния в километрах. Так, на карте вроде не очень далеко, а как окажется сейчас, что за тыщу километров киких-нибудь – тогда, конечно, оттуда везти вообще не выгодно…

- Пять с половиной тысяч километров. – Марина зажмурилась от цифры. – Да это еще если пролив переплывать – там километров, почитай, двести пятьдесят будет – можно сэкономить тыщи полторы… А если только по суше ехать – то и все семь тысяч получится. А что?

- Да ничего…- Марина стремительно теряла интерес к разговору. Цифра «семь тысяч километров» в ее голове была эквивалентна расстоянию от Земли до Марса – или, иначе говоря, была почти недосягаемой. Или, выражаясь Сашиным языком, это «ОЧЕНЬ» далеко. Тем более что впереди уже показалась крыша «Вероны» - нового торгового комплекса, нуждающегося в хорошей световой вывеске, и мысли ее привычно перетекли в производственное русло…

Марина даже не подозревала, что в это время, во «Вселенной», между Артемом и Сорокиным происходил аналогичный разговор.

- Где же снега-то взять, снега белого, снега чистого, да пушистого….. – мурлыкал себе под нос хулиган Сорокин, качаясь на своем стуле и сквозь полуприкрытые веки разглядывая Артема.

Артем балансировал на табуретке - в одной руке у него был молоток, а в другой – гвоздики для крепежа проводов. Дело в том, что в любом мало-мальски уважающем себя рекламном агентстве должны быть компьютеры. И все эти компьютеры соединены между собой специальными проводами, которых, как правило, всегда бывает очень много. «Вселенная» не была исключением, компьютеров было немало, а проводов их соединяющих – еще больше. Время от времени случалось так, что добавлялся еще один компьютер, и приходилось тянуть еще один кабель к «хабу» - специальному такому ящичку,  управляющему потоками данных, бегущих по проводам. «Хаб» этот висел на стенке прямо над Артемом. Сегодня был как раз такой случай и Артем закреплял новый провод. Он иногда любил порядок и порой начинал его рьяно наводить – вот как сегодня, например.

- Что за гвозди, а? – Артем с ненавистью разглядывал очередной согнувшийся от первого же удара гвоздь – Нет, ну ты посмотри – он обернулся к Сорокину – они их для вбивания в пластилин, что ли, делают? – он бросил гвоздик на пол и в кучке блестящих погнутых стальных трупиков добавился еще один. Сорокин вопрос проигнорировал – он был явно риторический, к тому же Артем задавал его сегодня в лучшем случае раз двадцатый.

– А где же снег лежит, в чистом поле белеет…. – напевая под нос им же самим сходу сочиненную песенку, Сорокин все думал о том гипотетическом месте, где лежит белоснежный нетронутый снег, никому не нужный и экологически чистый.

- Где-где – только что Артем загнал с первого раза два гвоздя и голос его заметно повеселел – а хоть бы у нас в Кругленьком.

- Да там же грязища вечно – Сорокин знал о существовании этой маленькой деревеньки, где обитали дальние Артемовы родственники.

- А вот и нет! – казалось, что Артем оскорбился за деревню. – Там есть глубоченный овраг, в котором снега каждый год – завались! Он когда стаивает весной – там даже небольшая речка бежит. Мы пацанами прыгали туда – пока один парень не напоролся на сук, торчащий под снегом. Там очень чистый снег – и много его – камазов на двадцать. Или на сорок – чуть подумав, поправился он.

- Нам этого мало – Сорокин пренебрежительно скривил губы. Сорок камазов – подумаешь!

- А чего мало-то?  Смотри сам – пока мы договоримся с африканцами, да пока с транспортниками, да с всякими там таможниками и прочими деньгососами – пол-зимы пройдет – как пить дать! Да еще везти его сколько – нам явно и этого-то будет много.

- Не… Ну… - Сорокин смутился – ему в голову никак не шли аргументы «против» - очень уж логичные доводы привел Артем.

- Вооот! – довольно сказал Артем, видя, какой эффект произвели его слова на Сорокина.

- А нам дадут его брать-то? – Сорокин не унимался.

- Конечно! – мы скажем, что это для того, чтобы не было несчастных случаев – чтобы никто из детишек не прыгнул опять на сук. Тем более что мы ведь действительно заодно тем самым поможем.

- Ну что ж! – Сергей потянулся на стуле. – У вас там, в Кругленьком в этом, чего самое главное – сельсовет, или председатель какой? Давай им звонить, предварительные мосты наводить.

- Давай! Артем забил послежний гвоздик, поправил скобу и провод и, удовлетворенно окинув дело рук своих, сел за стол.  – Алло, мам! – он уже говорил по телефону – скажи, пожалуйста, телефон тети Оли...

Через полчаса перекрестных звонков Артем выглядел весьма довольным. Перед ним лежала бумажка с телефоном председателя Круглинской администрации – Прокофьева Аввакума Ивановича.

-Дай, я позвоню – нетерпеливый Сорокин, что называется, «бил копытом». Он вообще был большим специалистом всевозможных переговоров – каких-нибудь два года назад он исколесил всю  нашу страну, будучи администратором команды КВН, и за это время «разрулил» столько конфликтов, что сам Брюс Виллис позеленел бы от зависти.

- Нет – Артем был непреклонен – Я дядю Аввакума помню еще с тех времен, когда он меня сам из оврага доставал… Тут Артем понял, что сказал что-то лишнее и стал торопливо набирать номер, непренужденно повторяя вслух каждую цифру - …и восемьсот двадцать девять – наконец произнес он и замер с телефонной трубкой, зажатой у подбородка. Некоторое время глаза его осмысленно смотрели в пустоту, после чего он передразнил кого-то: «…в настоящий момент не может ответить, позвоните завтра». Он бросил трубку и посмотрел на часы.

- Знаешь, нам, похоже, тоже пора по домам – седьмой час все-таки – он выключил свой компьютер-ноутбук и откинулся на спинку стула, глядя на Сорокина. – Завтра с утра у них совещание, приду – сразу позвоню. Часиков, этак, в восемь – некоторое время он настороженно прислушивался к своим ощущениям. Отчетливо было видно, как перед его внутренним взором встает картина раннего пробуждения – впрочем, нет, в восемь они еще заняты – наверное, в девять…

- Хорошо – Сорокин тоже выключил свой компьютер и переобувался в зимние, теплые ботинки – Завтра, так завтра – он уже забыл о белом и пушистом снеге и сейчас думал о том пронизывающем и холодном ветре, что ждал их при выходе из теплого офиса.
Как оказалось, они были последние в помещении, все остальные уже успели разбежаться, и это означало, что прежде, чем они выйдут на улицу, им предстоит осмотреть все хозяйство компании. На кухне – выключить кулер и свет, во всех комнатах – компьютеры и принтеры, проверить все окна и форточки (чтобы все они были хорошо закрыты), набрать секретный код на охранном пульте и закрыть на ключ входную дверь. Процедура эта была нудная и долгая – именно из-за нее большинство сотрудников агентства не любили задерживаться допоздна, чтобы не оставаться последними и не заниматься этой обязательной и кропотливой проверкой.

Но, как говорится, что случилось – то случилось, и они пошли проверять свои владения. Все было нормально, кроме одного – нигде не было видно Фины. Закрывать офис, не будучи уверенным в том, где находится кошка-талисман было нельзя, и вот почему: в помещении были установлены специальные охранные датчики объема, не реагировавшие на кошку. То-есть, если по помещению ночью пройдет взрослый человек или даже ребенок – датчики немедленно отреагируют на это и сообщат охранной компании о том, что кто-то бродит в офисе. Если же гулять будет Фина, то датчики поймут, что это – кошка и не обратят на нее внимания.

Казалось бы, все предусмотрели разработчики этих датчиков, если бы сообразительная Фина не внесла в их планы свои коррективы. Как правило, кошку оставляли на ночь в коридоре, где она всю ночь бегала, залазила на стоящую новогоднюю елку, грелась около батареи и ходила по своим кошачьим делам в туалет, в двери которого была пропилена специальная кошачья дверка (на всякий случай). Но почему-то последнее время ей стало мало этого огромного пространства, и она научилась открывать запертые для нее двери. Она разбегалась, подпрыгивала, хваталась обеими передними лапами за ручку двери и, жмурясь от удовольствия, заезжала на распахивающейся двери в нужную ей комнату. После чего находила самое мягкое и теплое кресло и укладывалась в нем спать, свернувшись в комочек и укрыв свой носик мохнатыми лапками, предвещая всем жителям Вселенной наступающие холода…

И все бы ничего, если бы открывающуюся в темноте дверь охранные датчики не принимали за движение взрослого высокого человека и не вызывали на пульте охраны экстренную тревогу. В результате чего крепкие мужчины в камуфляже и с автоматами бросались в машины и, визжа шинами, прилетали ночью к офису «Вселенной» в твердой уверенности, что туда забрался злоумышленник с целью украсть Главный Сервер.

Но и это бы было ничего, потому как крепким мужчинам в камуфляже скучно ночами нести свою нужную и полезную службу и вызовы главного охранного пульта вносили в их размеренную жизнь приятное разнообразие. Беда в том, что по правилам необходимо, в случае «сработки» датчика, на место прибыть представителю охраняемого объекта – в нашем случае тому человеку, кто ставил офис на охрану. Вот почему никто не любил последним закрывать «Вселенную». Сами посудите – кому охота среди ночи (часиков этак в пять утра) через весь город ехать неизвестно как и на чем на свою работу, чтобы убедиться в том, что Финке надоело гулять в коридоре, и она выбрала одну из комнат своей спальней!

Вот почему Артем и Сорокин зажгли везде свет и стали искать Фину, заглядывая во все потаенные уголки каждой комнаты.

- Фина! – вскрикнул в сердцах Артем – вылезай, давай, уже скорее! Нам ведь домой еще ехать – это тебе хорошо – ты – уже дома!

- Тихо! – Сорокин сосредоточенно прислушался и стал медленно-медленно подходить к входной двери – По-моему, она на улице.

С этими словами он отодвинул щеколду и распахнул дверь. Порыв ледяного ветра рванул железную створку на себя, бросив в лицо ошеломленному Сорокину пригоршню колючего снега. Жалобно, и вместе с тем победно мяуча, в коридор забежала Фина и, цокая обледеневшими лапками, бодро протрусила к тарелочке с обедом. Артем наклонился и погладил озябшее тельце. Финка благодарно выгнулась, муркнула что-то на своем кошачьем, не отрываясь, впрочем, от еды и Артем с изумлением увидел, что ее роскошные усы облепили сосульки. Не веря глазам своим, он поднял промерзшую насквозь кошку и заглянул в ее янтарные глаза. Финка широко зевнула, показав розовый треугольник язычка и выразительно покосилась на стоявшую на полу миску. Но Артем не обращал на это внимания – его взгляд был прикован к обледеневшим кошачьим усам – ему еще не приходилось видеть ничего подобного.

- Сколько же сейчас градусов? – он не заметил, как произнес это вслух.

- Сорок три – раздался удивленный голос Сорокина. Он стоял около окна и смотрел на градусник за окном, столбик которого старательно подбирался к крайней отметке.

-Да, дела… - растерянно протянул Артем, представляя, что его ждет в случае, если его «Хонда» откажется заводиться при таком морозе. Одна надежда на то, что приехал он всего часа три назад и может быть (!) масло в моторе не успело намертво застыть.

– Закрывай пока, я сейчас! – он стремительно вылетел из офиса, считая про себя каждую секунду, что превращала его автомобиль в застывшую мёрзлую глыбу…

А в это время в другом далеком северном городе, уже скованном невероятными морозами, на кухне, едва освещенной лампочкой из очистителя воздуха над плитой, сидел Алексей и задумчиво водил вилкой по тарелке со спагетти. Он размышлял над утренним разговором с Машей о продаже снега. Идея ему очень нравилась – своей простотой и изяществом. Все было хорошо в этой идее, если бы не бесконечное количество «но». Договориться о поставках, с поставщиками, транспорт, еще раз транспорт и транспорт. Таможня «от нас» и «к ним» - все это выливалось в бесконечные затраты – и затраты эти виделись ему огромными. Справа от тарелки лежал лист бумаги, испещренный разными циферками – Алексей пытался рассчитать (хотя бы приблизительно) стоимость ста граммов сибирского снега в Африке, при условии, что перевезли его хотя бы десять тонн. Получалось, что эти несчастные сто граммов стоят ну никак не меньше сорока рублей! И это только себестоимость! Если даже продавать его по восемьдесят – заработок составит четыре миллиона рублей. И деньги это будут «грязными» - то-есть из них еще придется отдать налоги, зарплату, вычесть непредвиденные расходы (которые непременно будут, и будет их немало)… Да неизвестно еще, сколько мы реально сможем снега довезти в целости и сохранности. И при условии, что продажа снега составит все сто процентов… Нет! – он решительно встряхнул головой - идея – утопия, надо о ней забыть. Посудите сами – кто станет платить восемьдесят рублей за непонятную (и невкусную) горсточку холодных кристаллов, когда за пятнадцать тех же самых рублей можно купить вкуснющее мороженое – с шоколадом или абрикосом – ну не глупость ли!

Алексей встал и включил еще раз чайник. «Но какая красивая идея все-таки!» - назойливо шумело у него в голове, и он прошелся по квартире, везде выключая свет. Время было уже позднее, завтра надо было рано вставать, и он готовился ко сну. Он заварил чай с шиповником, вымыл кружку и пошел спать. Всю ночь ему снились белоснежные тихоокеанские лайнеры и огромные важные альбатросы, непрерывно таскающие из трюмов снег. Причем снег они таскали почему-то с помощью неоструганных табуреток. Под утро он озяб и проснулся абсолютно разбитым. В горле першило, предвещая скорую неприятную простуду. «А все снег виноват, будь он неладен» - хмуро пробормотал он, вглядываясь в свое невыспашееся  зеркальное отражение в ванной комнате. Так ничего умного и не пришло в его голову в этот день.

продолжение следует....

 

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования

Счетчик посещений